Форум главная страница
 
 
Клинические наблюдения интраокулярного протезирования у собак

А. А. Марунчин, кандидат ветеринарних наук
Е. Ю. Касперук, врач ветеринарной медицины, офтальмолог

клініка «Універсальна ветеринарна допомога», м. Київ, Україна

Актуальность исследования

Регенеративные процессы органов зрения у разных видов животных имеют свои особенности, а соответственно и сроки хирургического восстановления пациентов. Поэтому в последние десятилетия существенно изменились и подходы в решении проблем различной патологии глаза. Литературные данные отображают постоянное стремление офтальмохирургов найти оптимальные методы лечения многих заболеваний глаза.

К группе косметически-восстановительных операций относят и интраокулярное протезирование. По данным исследований (1–4), отдаленные осложнения имплантации возникают крайне редко, при этом большинство клинических случаев успешны и владельцы животных испытывают психологический комфорт при отсутствии видимой инвалидности животного.

Поскольку речь идет о имплантационном протезе, то совершенно понятной является недопустимость проведения данной операции при гнойно-воспалительных процессах глазного яблока и периорбитальных тканей, осложненном язвенно-дегенеративном кератите, занимающем площадь поражения более 50 %, а также пери- или интраокулярной неоплазии.

Основными показаниями к оперативному вмешательству являются выраженная хроническая глаукома; буфтальм (гидрофтальм); хронические увеиты неинфекционной этиологии, осложненные отслойкой сетчатки, повреждением капсулы хрусталика; атрофические процессы глазного яблока, сопровождающиеся фиброзом стекловидного тела и др.

Исходя из актуальности освоения методик интраокулярного протезирования, целью нашего исследования являлось изучение возможности имплантации глазного протеза, изготовленного компанией Acrivet (Германия), для восстановления косметического эффекта.

Задачи исследования

Анализируя литературные данные о результатах имплантации, мы решили расширить клинические исследования и поставили перед собой следующие задачи:

1. Освоить протокол комбинированного общего обезболивания пациента для проведения оперативного вмешательства.

2. Отработать хирургическую технику операции по интраокулярному протезированию.

3. Выявить наиболее частые послеоперационные осложнения, в случае их возникновения, и сроки реабилитации пациентов.

Материалы и методы

Клинические исследования проведены у семи собак разного возраста, у которых развился хронический буфтальм с полной потерей зрения (рис. 1, 2)

Глаукома у бигля

Рис.1. Глаукома у бигля

Буфтальм у мопса

Рис. 2. Буфтальм у мопса

Протокол мониторинга пациента включал следующие этапы:

первый – сбор анамнеза, осмотр, клинический и биохимический анализ крови, тонометрия, ультразвуковое исследование (УЗИ) глаза, офтальмоскопия, флуоресцииновая проба, электрокардиографическое исследование (ЭКГ), УЗИ органов брюшной полости с допплерографией (рис.  3,4);

Исследование внутриглазного давления прибором TonoVet

Рис. 3. Исследование внутриглазного давления прибором TonoVet

Ультразвуковое исследование глаза прибором MyLab One VET

Рис. 4. Ультразвуковое исследование глаза прибором MyLab One VET

второй – интраоперационный, проведение хирургической операции под общим обезболиванием (комбинированный эндотрахеальный наркоз), применение реанимационного монитора для определения и контроля следующих параметров:

  • SpO2 (степень насыщения кислородом гемоглобина артериальной крови);

  • фотоплетизмограмма (графическое изображение пульсовой волны);

  • ЭКГ и частота сердечных сокращений (ЧСС);

  • частота и интенсивность дыхания (ЧД);

  • неинвазивное кровяное давление (запуск вручную или автоматически);

  • внутренняя температура тела.

третий – послеоперационное наблюдение и терапия.

Инструментальное обеспечение хирургического лечения: аппарат ингаляционной анестезии KOMESAROFF MINI-COM с закрытым контуром для мелких животных, реанимационный ветеринарный монитор InnoCare-VET, специальный инжектор и набор имплантатов разного диаметра (рис. 5), набор офтальмологических инструментов (скальпель, ножницы, пинцеты прямой и лапчатый, иглодержатель по Барракеру).

Имплантаты Acrivet

Рис. 5. Имплантаты Acrivet

Анестезиологическое обеспечение и методика обезболивания

В предоперационный период голодная диета у животных длилась одни сутки, поение водой прекращали за 4–6 часов до начала операции.

Индукцию в наркоз начинали внутримышечным введением смеси неингаляционных анестетиков: домитор (медетомидина гидрохлорид) в дозе 0,025 мг/кг и бутомидор (буторфанола тартрат) 0,1 мг/кг. При достижении среднего или глубокого уровня транквилизации (достаточная мышечная релаксация и выраженный анальгетический эффект) исследуемому животному применяли масочную ингаляционную анестезию смесью изофлурана (0,2% об.) с кислородом. Далее, при регистрации хирургической стадии наркоза, животное укладывали на животе, направление головы слегка вперед и вверх, таким образом в некоторой степени происходит выравнивание оси ротовой полости, гортани и глотки, что облегчает визуализацию голосовой щели. Для предупреждения смыкания челюстей между клыками устанавливали зевник-ротоблокатор. Подтягивая язык вперед и визуализируя голосовую щель, эндотрахеальную трубку с надувной манжетой под контролем зрения продвигали в трахею до исчезновения последней за голосовыми связками. Убедившись в правильности интубации (наличие потока воздуха в трубке при дыхании), шприцом наполняли манжету воздухом, ориентируясь по контрольному мешочку (рис. 6).

Эндотрахеальный наркоз аппаратом KOMESAROFF MINI-COM

Рис. 6. Эндотрахеальный наркоз аппаратом KOMESAROFF MINI-COM

В дальнейшем поддерживали необходимую для проведения операции глубину наркоза, при этом регулятор испарителя устанавливали в положение 0,21,5 об.%. После адаптации дыхательной и сердечно-сосудистой систем к смеси изофлурана с кислородом приступали к проведению косметической операции.

Техника оперативного вмешательства

Шерсть на коже периорбиты не выбривали, чтобы не провоцировать развитие секундарной инфекции в области операции. Местную анестезию не применяли. Операционное поле дезинфицировали раствором бетадина (Betadine) который готовили непосредственно перед операцией на физиологическом растворе. Шерсть и кожу протирали марлевым тампоном, смоченным раствором в концентрации 1:25, инсталлировали роговицу, склеру и коньюнктиву – 1:50 (рис. 7).

Проведение оперативного вмешательства

Рис. 7. Проведение оперативного вмешательства

Далее, отступив от лимба несколько миллиметров в дорсальном направлении, проводили склеротомию разрезом полулунной формы длиной, достаточной для погружения имплантата. Затем осуществляли эвисцерацию (удаление внутриглазных структур): радужки, хрусталика, цилиарного тела, стекловидного тела. В дальнейшем с помощью лапчатого пинцета захватывали край сетчатки и сосудистой оболочки, плавным движением отсоединяли ее по всей длине до диска зрительного нерва, где она крепится особенно плотно (рис. 8).

Проведение эвисцерации

Рис. 8. Проведение эвисцерации

Гемостаз проводили с помощью марлевых салфеток, санацию раневой поверхности и полости глаза раствором бетадина 1:50. Убедившись в отсутствии остатков мягких тканей в полости глаза, специальным инжектором имплантировали протез (рис. 9).

Имплантация протеза инжектором

Рис. 9. Имплантация протеза инжектором

Размер интраокулярного протеза вычисляли измерением диаметра роговицы + 2 мм, при этом в случае буфтальма измерение проводили на здоровом глазу.

Хирургическую рану склеры закрывали узловатыми швами нитью Vicril 5.0–6.0.

Послеоперационные наблюдения

В течение первой недели у пяти пациентов в послеоперационный период мы наблюдали незначительный экзофтальм, умеренное слезотечение, гиперемию и отек склеры в месте оперативного доступа, помутнение и незначительный отек роговицы, отек век не регистрировали. Также отмечали некоторую болезненность глаза при пальпации, а также при движении глазного яблока. В этот период терапия заключалась в применении конъюнктивально препаратов тобрекс (Tobrex) и баларпан (Balarpan) в дозе 2 капли 4–5 раз в день с интервалом 10 мин на протяжении 14 дней; глазной мази корнерегель (Corneregel) в конъюнктивальный мешок 1 раз в сутки на ночь. В последующие 20 дней постепенно происходило уменьшение глазного яблока до нормальных размеров, роговица становилась более прозрачная, блестящая, гладкая, мигательные и двигательные функции глаза восстанавливались (рис. 10, 11).

Признаки конъюнктивита после имплантации на 20-й день

Рис. 10. Признаки конъюнктивита после имплантации на 20-й день

Восстановление двигательной функции глаза с имплантатом

Рис. 11. Восстановление двигательной функции глаза с имплантатом

У двух пациентов наблюдался более ярко выраженный воспалительный процесс в течение 14 дней. Наличие буфтальмического глаза, болевого синдрома, склерита, слезотечения, острого кератита требовало применения системной антибиотикотерапии. С этой целью мы назначали роцефин (Rocephin) в дозе 20 мг/кг массы тела 1 раз в сутки на протяжении 10 дней. Кроме того, местно назначали инстилляцию в конъюнктивальный мешок глазных капель флоксал (Floxal) и тобрекс по 2 капли 5 раз в день с интервалом 10–15 минут. В среднем с 10-го по 30-й день терапии глазное яблоко начинало приобретать размер имплантированного протеза, то есть восстанавливалась нормальная форма и размер, нормализовалось прилегание век и третьего века, двигательная функция экстраокулярных глазных мышц, исчезла болезненность при пальпации. Поверхностно расположенные инфильтраты роговицы рассасывались, соединительная ткань по месту регенерации эпителия была помутневшей и пигментированной.

Немаловажное значение в период послеоперационной реабилитации имеет использование животному защитного воротника, который является надежным средством предупреждения самотравмирования оперированного глаза.

Результаты исследований и обсуждение

1. Анализируя протокол общего обезболивания исследованных пациентов с применением комбинированного наркоза (домитор-бутомидор-изофлуран), можно сделать вывод о его адекватности для проведения операции по интраокулярному протезированию.

Индукция в наркоз проходила с качественным угнетением двигательных реакций и уменьшением психологического напряжения. Стадия возбуждения отсутствовала, после подачи изофлурана достигали полной потери болевой чувствительности. Адаптация сердечно-сосудистой и дыхательной системы к смеси изофлурана с кислородом проходила нормально. Методика самопроизвольной вентиляции подтвердила успешность саморегуляции глубины наркоза с применением ингаляционного аппарата низкопоточной анестезии KOMESAROFF MINI-COM с закрытым контуром и встроенным в контур VIC испарителем.

2. Для улучшения результатов оперативного вмешательства и уменьшения количества осложнений мы ознакомились с методами и хирургической техникой, которые уже применяются в практической ветеринарной офтальмологии и сделали свои выводы:

  • хирургическая операция по интраокулярному протезированию нетрудоемкая, достаточно перспективная в аспекте реконструктивно-восстановительных операций у животных;
  • для выполнения операции необходим набор интраокулярных имплантатов разного размера и офтальмологических инструментов;
  • в нашем случае послеоперационные осложнения можно связать с давностью патологического процесса в глазном яблоке и соответственно обострению воспаления роговицы. В анамнезе в дооперационный период у пациентов наблюдалось периодически возникающее нарушение прозрачности роговицы, обусловленное ее отеком, эпителий роговой оболочки утрачивал блеск, становился шероховатым, вплоть до эрозии. Применяемые противовоспалительные глазные капли временно уменьшали симптомы кератита.

Максимальный срок наблюдения пациентов после проведенной имплантации составил около двух лет, поэтому собственных, более отдаленных результатов исследований у нас пока нет.

На наш взгляд, особое значение и перспективу имеет исследование иммунных факторов в патогенезе различных поражений органов зрения для их успешного лечения и профилактики. Поскольку именно дисфункции иммунной системы создают неблагоприятную почву для развития осложнений в пред- и послеоперационный периоды.

Литература:

1. Перепечаев К. А., Черноусова И. В. Интраокулярное протезирование у собак и кошек Ветеринарная клиника, 2006;6:18-19.

2. Риис Р. Офтальмология мелких домашних животных, 2006; 93-94.

3. Hamor R. E., Whitley R. D., McLaughlin S. A. et al. Intraocular silicone prostheses in dogs: a review of the literature and 50 new cases. J. Am. Anim. Hosp. Assoc., v.30, p.66-69, 1994. 

4. McLaughlin S. A. Evisceration and implantation of intrascleral prosthesis. In: Bojrab M. J., Birchard S. J., Tomlinson J. L. Current techniques in small animal surgery.Philadelphia: Lea & Febiger, 1990, p.117-119.

Резюме

Клінічні спостереження інтраокулярного протезування у собак

А. А. Марунчин, Є. Ю. Касперук

У статті відображено результати проведення хірургічної операції з інтраокулярного протезування у собак. Наведено протокол анестезіологічного забезпечення оперативного втручання, техніку операції та особливості перебігу післяопераційного періоду. Зроблено висновки про те, що операція проводиться з косметично-відновлювальною метою, що позитивно впливає не тільки на естетичний вигляд тварини, але й на емоційно-психологічний стан її власників.

Summary

Clinical observations of intraocular prosthesis surgery in dogs

A. A. Marunchyn, E. Y. Kasperuk

This article shows the results of intraocular prosthesis surgery in dogs. Describes the anesthetic surgery protocol, operation technique and features of postoperative period. It is concluded that the intraocular prosthesis surgery makes with cosmetically and recovery purposes, which positively affects not only the aesthetic aspect of the animal, but also the emotional and psychological state of its owners.



 
Другие интересные ресурсы
 
Статьи различных тематик
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика