главная страница
‹- Назад к породам
Кавказская овчаркаСреднеазиатская овчаркаШкола охранных собак «Арес» представляет породы
Кавказская и Среднеазиатская овчарки
-----------------------------------------------------------
- Статьи, публикации, книги, журналы -
Заметки дрессировщика: к слову о слове «АГРЕССИЯ»
О породах
Кавказская овчарка
Среднеазиатская овчарка
Перед выбором
Щенок в доме
Здоровье
Для "чайников"
Статьи, публикации, книги, журналы
Чемпионаты, соревнования, тесты
Питомники






поиск по сайту

Слово «агрессия» известно и кажется понятным каждому современному человеку. Обыденный смысл его сводится в нашем сознании к простым понятиям и соответствующим им образам, таким как враг, угроза, нападение, драка, насилие, жестокость и т.п. Восприятие многими агрессии как явления можно сопоставить с высказыванием мыслителя древности о времени (Августин Блаженный, 354-430 гг. до н.э.): «Я прекрасно знаю, что такое время, пока не думаю об этом. Но стоит задуматься, и вот я уже не знаю, что такое время!». Глубокое осмысление проблемы сталкивается со многими сложностями – понятие агрессии не поддаётся исчерпывающему и обобщающему научному определению. До сих пор принято отдельно рассматривать это понятие в таких областях, как политика и юриспруденция, социология и психология, психиатрия и физиология. Недостатки существующих формулировок определения в том, что либо они ограничены областью научных понятий, либо ограничивают теоретическими предпосылками область приложения; используют представления и положения, имеющие неопределённое толкование, допускают некоторые апологические рассуждения и трактования.

Сложность понимания агрессии связана, в частности, ещё с тем, что в разговорной речи это слово употребляется в разнообразных эмоционально-смысловых значениях. Непосредственного отношения к научной проблеме это не имеет, но может оказывать влияние на понимание и определение понятия. А эта сторона вопроса заслуживает внимания.

Агрессия – слово иностранного происхождения: на латинском языке agressio – нападение, образуется от agressidor – нападаю, - и как термин позаимствовано из англоязычной (aggression) научной литературы. В грамматике русского языка, впрочем, как и других языков, является именем существительным, названием вида действия. Надо подчеркнуть, не означает выполнения действия, характера действия или свойств его выполнения – то есть не является ни глаголом, ни прилагательным. Не имеет собственно это слово также значений переживания, эмоции, намерения или состояния. Употребление слова в качестве термина подразумевает, конечно, более широкое смысловое значение. Это освобождает от однотипных дополнительных пояснений, формализует изложение сути, позволяет использовать символическую форму в несколько изменённом контексте или переносном смысле. И всё же – точность и ясность выражения мысли требуют соблюдения норм языка. Надеемся, замечания этого отступления читатель сочтёт оправданными в дальнейших строках.

Обычно мы без труда распознаём агрессивные действия, и в первую очередь – характерные врождённые позы, мимику и комплексы движений. Тем не менее, проявления агрессии могут быть очень разнообразными и неоднозначными даже в животном мире.

Хочется обратить внимание только на один, но очень показательный аспект жизни диких псовых и собаки домашней. Гуго ван Лавик-Гудолл описывает поразительное внутригрупповое поведение гиеновых собак (Джейн и Гуго ван Лавик-Гудолл. Невинные убийцы. - М.: Мир, 1982.). Стайные отношения этих животных строятся на лояльных связях и альтруистическом взаимодействии едва ли не в большей мере, чем на иерархической агрессии. На важную роль «сотрудничества» и «взаимопомощи», стабилизирующих отношения стайных хищников, указывал и Л.В. Крушинский. Агрессия к членам своего сообщества у гиеновых собак носит преимущественно демонстративный характер, выражаясь в очень высокоритуализированной форме. Настолько – что многие исследователи полагали, будто структура иерархического доминирования у них вообще отсутствует. Прямые физические агрессивные действия наблюдаются редко даже в самых актуальных сторонах их жизни: поддержании порядка доминирования-подчинения в социо-половых отношениях; при делёжке и поедании добытой пищи; в предоставлении места и первой очереди кормёжки молодняку. Гиеновые собаки подкармливают не только щенков и кормящих самок, но и слабых или покалеченных членов стаи. И это, как принято считать, у самых безжалостных и кровавых хищников африканской саванны! Что тут сказать о домашних собаках? Трагические последствия «взаимоотношений» собак с владельцами и членами их семей постоянно освещает периодическая пресса. Особенно горько, когда пострадавшими оказываются дети. Правда, человек никак не хочет ни осознать, ни признать того, что зачастую в этом повинен он сам.

Агрессия включается в репертуар поведения разных типов социальных взаимоотношений, может выражаться в разной форме, иметь разную степень выраженности, отличаться скоростью возникновения, временем проявления, направленностью и другими параметрами взаимодействий. Приходится прибегать к нескольким классификациям и градациям при рассмотрении и описании агрессивных реакций. Эти особенности проявлений агрессии важно чётко различать и правильно учитывать в процессе дрессировки. Поэтому природа и происхождение агрессивных действий имеют как научное, так и практическое значение. Основной интерес представляют возникновение и развитие разных форм агрессивного поведения, психофизиологические механизмы его реализации, биологическая основа природы явления.

Несмотря на расширение и углубление знаний о генетических предпосылках, нейронных структурах и нервных процессах, веществах и биохимических реакциях, влияющих на агрессивность, природа самого явления остаётся пока недоступной полному пониманию.

В подходах к сущности и истокам агрессии выделяются четыре основных теоретических направления. Ограничимся кратким их перечислением. Подробное рассмотрение со сравнительным анализом исходных представлений, основных положений и выводов, недостатков и перспектив этих направлений представлены в книге Роберта Бэрона и Деборы Ричардсон (Агрессия. - Питер, 1998.).

Первое, являющееся старейшим, направление составляют теории инстинкта. Согласно распространённому в психологии представлению агрессивное поведение возникает в результате напряжённой борьбы двух врождённых начал: инстинкта самосохранения и стремления к саморазрушению, программы конечности существования. Агрессия выступает спасительным инстинктивным механизмом выхода из критического состояния конфликта между ними, направляющим разрушительную энергию вовне, на окружающие субъекты или объекты, а не на собственного носителя.

Механизм агрессивного поведения несколько иначе понимают этологи и эволюционисты. Агрессию они рассматривают как присущий любому животному от рождения инстинкт борьбы за выживание, указывая этим её биологическое значение. Начало, протекание и завершение агрессивных действий связывают с накоплением и расходованием потенциальной энергии в клетках нервных центров, контролирующих соответствующие физиологические процессы и двигательные акты. Иногда «нервная энергия» может высвобождаться спонтанно. Это снижает возбудимость центра и обеспечивает сохранение работоспособности нервных клеток. Инстинктивный акт в таких случаях выполняется самопроизвольно, без специфической внешней стимуляции. Так проявляется внешне неспровоцированная (немотивированная) агрессия и возникают реакции неадекватных агрессивных действий.

Во многом близки взглядом на природу агрессии понятия «рефлекса свободы» (по И.П. Павлову) и потребности преодоления (реакции на стимульно-преградную ситуацию). Но концептуально они всё же ближе к другому направлению, которое можно обозначить как теории побуждения. Разработка теорий этого направления связана с развитием в психологии и этологии представлений о неспецифических стимулах, вызывающих поведение. Различными исследователями были введены такие понятия, как «настроения» (stimmung), тенденция, мотивация и побуждение. Эти понятия, связанные с изучением стимульного влияния на поведение, можно обобщить как внутреннее состояние, побуждающее действия – драйв (drive) в англоязычной литературе. Наибольшее распространение получила теория «фрустрации – агрессии». Переживания, возникающие у субъекта в состоянии фрустрации, вызывают и побуждение к агрессии. Осуществление агрессивных действий может сдерживаться природой внешнего препятствия или подавляться внутренними факторами, например, возникающим чувством страха. Однако само побуждение остаётся, не сразу утрачивая актуальность реализации, что приводит к смещённым, переадресованным и отсроченным реакциям проявления агрессии.

Теории ещё двух направлений делают следующий шаг в осмыслении агрессии, учитывая роль высших форм психической деятельности в организации поведения. Эти теории не выдвигают принципиально новых определений. Они расширяют понимание предшествующих теоретических представлений, устанавливая их взаимосвязь с эмоциональными переживаниями и познавательной деятельностью, выступающими в качестве основных определяющих проявление агрессии факторов.

Когнитивные модели агрессии исходят из того, что уровень эмоционального возбуждения или негативная аффектация влияют на когнитивные процессы, участвующие в формировании восприятия реальной степени опасности ситуации. То, насколько угрожающими или провокационными воспринимает субъект чьи-то действия, определяет характер (проявится или нет агрессивная реакция) и выраженность его ответного поведения.

Наконец, теории социального научения рассматривают агрессию как специфическое приобретённое поведение, которое формируется в процессе научения на основе таких же закономерностей, что и другие формы социального поведения. Агрессивные реакции приобретаются путём непосредственного участия в ситуациях агрессивных взаимодействий, либо пассивного наблюдения проявлений агрессии. Усвоение такого поведения подкрепляется результатами, к которым оно приводит. Эти теории в большей мере приложимы к человеческому обществу, но раскрывают общие принципы усвоения, провоцирования и регуляции агрессивного поведения в сфере социальных взаимоотношений. Действие их, естественно, обнаруживается и в жизни стайных хищников.

Итак, единой точки зрения на проблему агрессии нет. Но ведущие школы научных направлений сходятся в одном – агрессию они рассматривают как модель поведения. Большинство специалистов придерживаются сейчас такого взгляда на агрессию: употребляя этот термин, под ним понимают то, что агрессия – это любая форма поведения, направленного на психическое подавление, притеснение и ограничение возможностей или непосредственное нанесение физических повреждений другой особи, не желающей подобного обращения.

Такая простая и близкая обыденному сознанию формулировка отражает социальный контекст, включающий наличие определённых намерений у одной стороны, актуальное причинение ущерба другой стороне и неприемлемость таких последствий для живого существа. Как определение эта формулировка не может не встретить возражений. Основное возражение в том, что не объясняется природа и не раскрываются механизмы агрессивного поведения. Однако подобными недостатками, как отмечалось, обладают все известные определения агрессии. Что касается прикладной стороны, каждый дрессировщик, готовивший собак к работе, требующей агрессивности, знает, что проявление агрессии – это особая, несобственная форма поведения. Агрессивное поведение не возникает ради самого себя, агрессивные действия не являются подкреплением собственному осуществлению. Навыки агрессивных действий не увеличивают, вопреки распространённому среди собаководов мнению, агрессивность собаки и частоту агрессивных столкновений, а повышают, но только при наличии соответствующих раздражителей, вероятность и эффективность их реализации. При обучении служебной собаки мы имеем дело именно с инструментальной, по классификации типа реакции, формой агрессии.

Вопросы, касающиеся агрессии, неизменно вызывают интерес у специалистов, теоретиков и практиков, занятых проблемами поведения. Поэтому мы не можем обойти вниманием определение этого понятия, предложенное Е.Н. Мычко с соавторами (Ваша собака – телохранитель. - М.: «АКВАРИУМ ЛТД», 2001., Поведение собаки: Пособие для собаководов. - М.: «ООО АКВАРИУМ БУК», 2003.). Это одни из наиболее авторитетных и глубоко уважаемые нами авторы современных изданий по кинологии. Определение агрессии они выдвинули на основе анализа разработанной модели психофизиологического механизма реализации рефлекторного поведенческого акта. Модель рассматривает поведенческие схемы различных путей удовлетворения доминирующей потребности, учитывая мотивационное состояние, эмоциональные переживания и конкурентные внутренние процессы, роль подкрепления и влияние обратных связей на формирование и закрепление соответствующего рефлекторного акта. Сформулировано определение следующим образом:

«Агрессия – это неспецифическая, в ряде случаев вспомогательная, мотивация, обслуживающая потребности организма в сочетании со специфическими мотивациями, удовлетворяющими конкретную потребность. Агрессия удовлетворяет потребности организма посредством физического и/или психического подавления других особей либо физического устранения препятствий; жизненный опыт может сделать её основной инструментальной мотивацией».

Для тех, кто занимается воспитанием и дрессировкой собак, модель поведенческого механизма может стать эффективным инструментом в работе при анализировании имевших место случаев, коррекции нежелательных проявлений или формировании необходимого поведения. Однако она не даёт оснований для введения такого определения, скорей предложенную формулировку можно рассматривать как удобное «рабочее представление». Фактически эта формулировка состоит из определений составляющих схему механизма элементов – понятий, имеющих, безусловно, важное значение для понимания явления. Это становится очевидным, если в несколько более развернутом виде построить фразы. Чтобы убедиться в этом, сравните два приведенных ниже фрагмента выражений с данным определением:

«Агрессивная мотивация – это неспецифическая, в ряде случаев вспомогательная, мотивация…» и «Агрессивное поведение служит удовлетворению потребности организма посредством…».

Понятно, конечно, что сама по себе прямая агрессия, физическое подавление и нанесение повреждений, непосредственно может удовлетворять разве что извращённую «потребность в садизме». Но это уже относится к психопатологии. В последнее время, кстати, опять значительное внимание уделяется изучению центров и врождённых патологий подкорковых и корковых образований центральной нервной системы, связанных с маниакальностью, садизмом и неконтролируемой агрессивностью. Однако и при этом определяется назначение, но не раскрывается содержание агрессивной мотивации, тем более что она не привязывается к конкретной потребности. Хотя нередко агрессивное поведение возникает на основе потребности в преодолении препятствия, являясь крайним проявлением, самой острой фазой поведенческого механизма преодоления.

С другой стороны, в повседневной жизни далеко не всегда возможно определённо указать, какой мотивацией в данный момент вызвано изменение поведения или выполнение некоторых действий животным. С психофизиологической точки зрения мотивация является сравнительно кратковременным психологическим состоянием, возникающим в данной ситуации под влиянием преобладающей внутренней потребности организма и воздействий внешнего окружения. Это состояние выступает связующим и направляющим фактором в организации поведения между предшествующими условиями или событиями и последующими действиями. Точно установить такие взаимосвязи, то есть определить, что характер и форма проявляемого поведения являются воплощением конкретной мотивации можно только при наблюдении в повторяющихся неизменных, либо экспериментально поставленных специальных условиях.

Пока нет ни достаточно обоснованных теоретических предпосылок, ни прямых экспериментальных доказательств того, что агрессию можно рассматривать как мотивацию, впрочем, также как и эмоцию или психическое состояние. В этом вопросе, в первую очередь в практической сфере, приходится опираться на современное состояние научной мысли, рассматривая агрессию как модель поведения.

Остаётся ещё один вопрос, касающийся того, как мы понимаем агрессивность. Часто полагают, что этот вопрос имеет чисто прикладное значение, хотя он непосредственно связан с природой явления. Агрессивность живого существа означает присущее ему внутреннее свойство, определяющее склонность к соответствующему образу поведения. Такое свойство является врождённым, имеет генетическую обусловленность и индивидуальную изменчивость – в разной степени выражено от природы.

На практике уровень агрессивности собаки оценивают по быстроте и силе проявления агрессивных реакций. Иногда об агрессивности судят по тому, насколько легко соответствующий стимул вызывает ответную агрессию, но при этом следует учитывать тенденцию психического облегчения реакции. При отборе собак для служебного использования необходимо чётко отличать природное свойство от проявления выученных (инструментальных) агрессивных навыков.

Здесь, ради справедливости надо сказать, пользуясь сленгом дрессировщиков, что врождённая норма реакции позволяет развивать или подавлять агрессивность на стадии, когда складывается индивидуальность собаки. Вообще то, мы этим неизбежно занимаемся, сознательно ли с нашей стороны или нет, в процессе воспитания и начальной дрессировки молодой собаки. Следует только учитывать, что границы формирования любой способности определены генетически обусловленными возможностями организма.

В каждом случае также надо учитывать, что на агрессивность, в плане готовности к совершению агрессивных действий, влияют общее физическое, психическое и гормональное состояния животного. То есть, состояние внутренней среды организма и внешние условия влияют на то, что в конкретной ситуации проявление агрессивности может сдерживаться, либо усиливаться.

С чем же связано это индивидуальное свойство с такими особенностями проявления? Гипотетически предполагается существование некоторого внутреннего механизма, ответственного за выбор в сложившейся ситуации одной из конкурирующих между собой мотиваций удовлетворения насущной потребности. Вероятно, индивидуальными особенностями такого механизма определяется, получит ли выбор и возможность реализоваться именно агрессивная мотивация. Механизм этот, безусловно, имеет физиологическую основу, поскольку как внешние, так и внутренние факторы влияют на его свойства. Современная наука, однако, не имеет ответа на то, как непосредственно устроен внутренний «механизм отбора конкурентной мотивации», он рассматривается исключительно на функциональном уровне. Поэтому с полной определённостью мы не можем сопоставлять агрессивность с особенностями свойств такого механизма. Но при таком взгляде, по крайней мере, естественным представляется взаимосоотношение агрессивности с агрессивными мотивациями.

А.В. Борисова,
В.Н. Борисов.


 
Другие интересные ресурсы
 
© 2000-2018 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

 
 
Яндекс.Метрика